Попутчик.


Николай  Кровавый
 

В домишке у самого поля,
Не зная разврата и зла,
Хорошая девочка Оля
Под Новошахтинском жила.
Что над головой счастья птица
Была Оля убеждена…
На поезде раз из столицы
Одна возвращалась она.

Уютный вагончик купейный
На треть опустел с утречка,
Соседом её был степенный
Чуть лысый мужчина в очках.
Колёса стучат, пассажиры
У странствия музы в плену,
Ни возраста нет, ни ранжира,
В беседе не клонит ко сну.

Общителен был тот мужчина,
Толкал о насущном под чай,
Отрезал ей пол апельсина,
Дочуркой назвав невзначай.
В простой, задушевной беседе
Казалось знакомы сто лет,
К тому ж оказалось, что едет
В станицу её этот дед.

Сошли на степном полустанке,
Стих грохот экспресса колёс,
Дорога до папки и мамки
Лесополосой восемь вёрст.
Прекрасны родные пенаты,
Весенний придонский простор,
Дурманил чабрец, пахла мята,
Тюльпаны баюкали взор.

Раздолье в траве перепёлкам,
Акация дружно цвела,
Как глупая козочка с волком
С мужчиной девчонка пошла,
Попутчик травил анекдоты
Смешные до некуда сплошь…
Эх, Оля, навряд ли в гнездо ты
Родное своё попадёшь!

Вдруг возле огромного дуба,
От признаков жизни вдали
Схватил за грудки её грубо
И сухо изрёк: « Всё, пришли!»
Сверкнула наборная финка,
В холодных глазах жуть и мрак:
« Ты не догадалась, кретинка,
Что я – сексуальный маньяк!?»

Кричать бы её, сопротивляться,
Услышал бы кто, может быть,
Вцепиться отчаянно в яйца,
Безумную изобразить.
Но парализована воля,
У страха глаза велики,
Покорно легла наземь Оля,
Изрежет сейчас на куски.

Прогнали поблизости стадо,
Чуть дальше прополз грузовик,
Шептала девчонка: «Не надо!»,
По телу гулял нервный тик.
Настал твой последний час, детка!
Раздел догола и разул,
Тесьмой зафиксировал крепко
И в хавольник тряпку воткнул.

Прошу слабонервных не слушать
Мой жуткий печальный рассказ,
Сначала отрезал он уши
И выковырнул левый глаз.
От страсти и жалости плача,
А может быть наоборот,
Клыками и лезвием начал
Уродовать Олин живот.

Без традиционного члена
Сучком имитируя акт,
Из брюха извлёк постепенно
Кишечно-желудочный тракт,
И Оля уже не рыдала,
Лишь тёк с кровью смешанный пот,
Предстать перед богом желала,
Никто всё равно не спасёт.

И в миг когда солнышко село
Явилась волшебница-смерть,
Отчаянно дернулось тело
И начало вдруг костенеть.
Довольный Андрей Чикатило
( А это был именно он)
Копал хладнокровно могилу,
Свистя с соловьём в унисон.

Одухотворённый и сытый
Побрёл через степь на восток,
Валялся в траве позабытый
Откушенный левый сосок.
Не скоро, экраны мозоля,
Раскроют лихие дела…
Хорошая девочка Оля
Под Новошахтинском жила.

2005 – 2017.

Оценки: отлично 0, хорошо 0, нормально 0, плохо 0, очень плохо 0



Рубрика произведения: Барды/шансон ~ Шансон (авторская песня)
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 9
Опубликовано: 21.10.2018 в 19:27
© Copyright: Николай Кровавый
Просмотреть профиль автора










1