Доживу до пенсии!


Николай  Голубев
 

Труд, как жестокий вид наказанья,
Еве с Адамом послал грозный бог,
В поте, в устатке, вплоть до скончанья…
Но одного он предвидеть не мог:
Выдумал кто-то, ещё до царизма,
(Правда, сначала не для работяг)
Пенсию, как форму паразитизма,
Лучшее из существующих благ.

Кругом сплошная темнота – цеха, поля, заводы,
А впереди, вот красота, скорее мчитесь, годы!
Летите, месяцы и дни, как можно незаметней,
Ведь я душою, без брехни, шестидесятилетний!

Как рукою пенсия снимет божий сглаз,
Горечь, боль, депрессия прекратятся враз.
Как солдаты дембеля пенсию хочу,
В максимальном темпе я к пенсии лечу!

Может действительность и не красива,
К чёрту тоску, меланхолию, стресс,
Главное – планы, мечты, перспективы,
Мысли о будущем полном чудес.
Не предъявляю властям и отчизне
Требований льгот, подачек и благ,
Средства для праздной, зажиточной жизни
Мне предоставят они так и так.

Мой труд тяжёл, но я не зол, жду пенсии как рая,
Пью в выходные димедрол, ход жизни ускоряя.
Рабочих смен безликий ряд, начальника – паскуду,
Как только стукнет шестьдесят, навеки позабуду.

В пенсию – смаковницу с головой нырну,
Заведу любовницу, даже не одну.
Буду за границею каждый год бывать,
Но пока лишь сниться мне эта благодать.

Полный к понтам и к проблемам протеста,
Ложа на хлопоты и на дела,
Сну отвожу я ведущее место,
Жизнь в результате летит как стрела.
Двадцать один год до светлой минуты,
Перекантую его как нибудь,
И заживу безалаберно, круто,
Плечи расправив, вздохнув в полну грудь!

Не берегут друзья себя; пьют, курят, колобродят,
И, под собою сук рубя, не нет здоровье сводят.
Попробуй глупым объясни, что кончатся их силы
И вместо пенсии они отправятся в могилы.

Если б с ними вместе я лопал каждый день,
Стал бы точно к пенсии как трухлявый пень.
И с супругой – стервою нет резона жить,
Ведь систему нервную не восстановить!

Денег излишки ( а трачу я мало)
Перевожу в накопительный фонд,
Чтобы под старость на всё мне хватало,
Хоть на салон красоты, хоть на «Форд».
Не потребляю ни фруктов, ни мяса,
Не обновляю совсем гардероб,
А впереди удовольствия масса
И самый дорогостоящий гроб!

От жизни всё возьму себе красиво и со вкусом,
Предамся пьянству и гульбе, разврату и искусам,
Займусь куреньем табака, учетверю жилплощадь,
Но это после, а пока – рабочая я лошадь.

Щедро и безропотно государство мне
То, что заработано, выплатит втройне.
Как мечтал в младенчестве, лягу помирать,
Объебав отечество, лет в сто двадцать пять!

Может быть это мечты идиота,
Но развлекаться сегодня я – пас,
Несовместимы балдёж и работа,
Отдых и труд – абсолютный контраст,
Как кислота с каустической содой
Нейтрализуют друг друга они
И потому не слежу я за модой
И не участник мышиной возни.

Дерьмо хоть с мёдом, хоть с вином, хоть с рябчиком ирландским,
Всегда останется дерьмом, не пивом, не шампанским,
Так испоганит, извратит твоё существованье,
Как рак, как сифилис, как СПИД работа без призванья!

Труд любой специфики мне как в горло нож,
Нет призванья в психике – где его возьмёшь?
Молча или с песнею, в стужу иль в грозу,
Доберусь до пенсии, раком доползу!

2005 - 2016.

Оценки: отлично 0, хорошо 0, нормально 0, плохо 0, очень плохо 0



Рубрика произведения: Барды/шансон ~ Шансон (авторская песня)
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 7
Опубликовано: 06.02.2019 в 17:30
© Copyright: Николай Голубев
Просмотреть профиль автора










1