О войне, литературе и искусстве.


Николай  Голубев
 

Для писателей и журналистов война – золотое дно,
Хоть и подлой её называют, и стервой с косой,
Обличают пусть мрачные те времена, я скажу одно:
На войну, на беду уповает писатель любой.

Подлость, горе и смерть – литераторам манна небесная,
В страхе, в смуте, в борьбе пища лире, источники тем,
Александры и Пушкин, и Блок, и Дюма интересное
Сочинили б, коль не было б в мире плохого совсем?

Вот Шекспир Уильям, изуверства певец, безнаказанно
Возвеличивал зверства, насилия, муки, разбой.
Но считает общественность, что он мудрец, ведь доказано,
Обыватель крови’ в изобилии жаждет любой!

А в войне, где ж ещё, столько пищи для книг и наследия
Для потомков-историков, что б был им складный рассказ,
Мелодрамы полно, детектив, боевик и трагедия,
Пахнет порохом. Автор, час пробил. Вперёд на Парнас!

На Гражданской войне, на Второй мировой сколько вылезло
Неизвестных бумагомарателей, страшно сказать!
Пётр Проскурин, Фадеев, Борис Полевой… Помогало зло
Этой самой писательской рати великими стать.

Не подумайте, что осуждаю я их, я такой же сам,
Как поэт, заостряю на самом вниманье дурном.
А иначе нельзя, а иначе твой стих – мелочёвка, хлам
Интереса не вызовет грамма в народе простом.

Даже соцреализм, о делах трудовых, производственный,
Весь в конфликтах, до самых печёнок, до мозга костей.
А моральный удар пострашней чем в подды’х, пусть и косвенный,
Нужен в повествованье подонок для связи идей.

Карьерист, бракодел, алкоголик, сачок, даже двоечник,
Да, он тоже кому-то способен приблизить конец,
Так что не обязательно боевичок с кичи иль Чечни.
Ну и что, что в финале не пробил затылок свинец?

Ну представим на миг, что всё стало вокруг совершенное,
Ну представим, что нет преступлений, скандалов и войн.
Каждый каждому стал не соперник, а друг и наверное
Каждый в деле своём полный гений и трудогерой.

Соблюдают как роботы технику все безопасности,
Льют спиртного лишь столько в утробы, чтоб чуть захмелеть,
Оживлённы, бодры, в чистое и красе, в мыслей ясности,
Предпосылки у каждого, чтобы в сто лет умереть.

Все болезни известные благодаря профилактике
Знают только по воспоминаньям глубоких старух,
Нет границы, доступные страны, моря и на практике
Стал единым язык со звучаньем приятным на слух.

Без дурных глав правительств, без партий и без оппозиции.
И без национальных окрасов, и все за одно.
Нет пожарников, армий, спецслужб, МЧС и милиции,
Потому природа и та совершенна давно!

Все довольны на первый взгляд строем таким замечательным,
Ведь людей нехороших с рожденья мы знаем, что нет,
Это после уже воспитаньем дурным отрицательным
Развивают метанья, сомненья и злобу на свет.

Но теперь злобы нет, миром правит добро, но замечу я,
Где теперь брать сюжеты и темы для фильмов и книг?
Если сгинули, канули в прошлое противоречия,
Если спад катаклизмов системы такого достиг?

Куда деть свой талант, как успеха достичь людям творчества?
Захиреет искусство без стонов, как куст без дождя.
Для творцов преступлений отсутствие – бич, их пророчества
Смысл утратят, умы миллионов не разбередят!

Не поднимешь бестселлер и триллер в цене, старину доя.
Выжимать небылицы из пальца – навряд ли сойдёт.
Так скажи, литератор, «Спасибо!» войне, это мать твоя,
Только там сможешь ты удержаться, где гибнет народ!
28. 09. 2005 г.

Оценки: отлично 0, хорошо 0, нормально 0, плохо 0, очень плохо 0



Рубрика произведения: Барды/шансон ~ Шансон (авторская песня)
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 18
Опубликовано: 24.06.2019 в 18:25
© Copyright: Николай Голубев
Просмотреть профиль автора










1