Баллада об агрессии.


Николай  Голубев
 

К борьбе, к победам жадные –
Смотрящие над сирыми,
Считались кровожадные
С древнейших пор кумирами.
Добиться уважения
Такими же достойными,
Достигнуть положения
Возможно только войнами.

Звон стали, топот, ржание,
Восторженные возгласы
И пахарей брюзжание:
- Истопчут наши полосы,
Порушат, выжгут хижины,
Нам рабство в худшем случае,
А в лучшем – лишь унижены
Героев злобной кучею.

Причитания, молитвы –
Звук пустой для гордой власти
И велись по плану битвы,
Теша низменные страсти.
И не помнили потомки
Хлеб растящего плебея,
Но превозносили громко
Душегуба и злодея.

Людская память бездаря
Крестьянина не славила,
Помпея, Красса, Цезаря
Хвалить взяла за правило.
А кто не прорубал мечём
Путь к новой территории,
Тот совершенно ни при чём
В учебниках истории.

Рим, погружённый в беспредел,
Внимал, зрел в рот ораторам
И стать любой илот хотел
Хотя бы гладиатором.
Престижнее казнённым быть,
Распятым, обезглавленным,
Чем спину гнуть, производить,
Работой быть раздавленным.

Македонией и Спартой
Правил культ борьбы, насилья.
Только измененья карты
Путь к богатству, изобилью.
В созидательных работах
Нудных, грязных, непрестижных
Утомление, ломота,
Жалость и презренье ближних.

Что боевик, что детектив –
В количестве жертв разница.
Бандит, он тоже не пассив
И общества не задница.
Когда-то полудикие
Династии и личности
Пробили путь в великие
На основанье хищности.

Убийства, риск, кураж, грабёж,
Трофейное имущество.
Разбей, расправься, уничтожь
Добейся преимущества.
Чужим владеньем завладей,
Плюя на чьё-то горе, и
Уже не сявка, не плебей,
А личность из истории.

Человек рождён для счастья,
Игр, веселья, развлеченья.
Счастье в чём? В борьбе, во власти,
Перед ближним в утвержденье!
Милосердие и жалость,
Как сказал один философ,
Лишь бессильем порождалась
Грязных общества отбросов.

Возили на фанатиках
Религии Христосовой
Пудами соль из Аттики,
Помоечных барбосов вой
В псалмах, в молитвах слышался,
Любовь к себеподобному
Была, да видно вышла вся
И веры нет к загробному.

Украсились традиции,
Что числились здоровыми
Кострами инквизиции,
Походами крестовыми.
Приятны ли всевышнему
Такие вот усердные?
Где клумбы были пышными –
Теперь поганки бледные!

Лишь двадцатый век в России
«И» над точками расставил,
Мир агрессий и насилий
Бал лет семьдесят не правил.
Львов, гиен, волков прижали
Взбунтовавшиеся кони,
Но как прежде почитали
Кулаки, а не ладони.

Не вытеснили конкурсы
Ткачих, механизаторов
В рутинном зренье фокусы
Тиранов и диктаторов.
Не получилось планово
При всей труда почётности
На образе Стаханова
Изжить звероподобности.

А в детях, точно в зеркале,
Потребность войн, насилия,
Из нужных книжек черпали
Смут, боен изобилия.
И говорили: - Фильм – мура,
Где нет борьбы, амбиции!
А во дворе в войну игра,
В бандитов и милицию.

Кто безжалостен, отчаян
Завоёвывал умишки,
Фантомасом и Чапаем
В грёзах бредили мальчишки.
Не колхозникам – военным
Пол прекрасный восхищался
И на уровне на генном
Мозг животным оставался.

Агонизировал Союз,
Погряз в марксистских лекциях,
А молодые, кто не трус,
В полуподвальных секциях.
Ловки, накачаны, круты
К родителей умилию,
В братву, в охранники, в менты!
На подвиги, насилие!

Всё меньше деток во дворах
Слоняется оравою,
Их виртуальная игра,
Как правило кровавая,
В жестокий мир уволокла,
Меняя только версии,
Не существующий без зла,
Преступности, агрессии.

Да - войне! Объят борьбою
Буйный мир за лозунг этот.
Жмя на мышь, к барьеру, к бою!
Наступленье – лучший метод!
От демвзрыва войны средство,
Вечный двигатель прогресса.
Миру – смерть! Поскольку с детства
Человек в душе агрессор.
2006 – 2019.

Оценки: отлично 0, хорошо 0, нормально 0, плохо 0, очень плохо 0



Рубрика произведения: Барды/шансон ~ Шансон (авторская песня)
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 13
Опубликовано: 20.08.2019 в 21:32
© Copyright: Николай Голубев
Просмотреть профиль автора










1