Православная нечисть.


Николай  Голубев
 

Опрокину-ка с устатку грамм триста я
Сатаной изобретённой эссенции,
Православной стала сила нечистая
К умиленью русской интеллигенции.
Тридцать пять последних лет ярче факелов
Озаряет божий свет падших ангелов.
Бездна ада что метро в зареве огней,
Побеждает зло добро всё уверенней.

Оглянись, одинокий прохожий,
Спрячь поглубже лопатник с деньгами,
Не спеши в храм заглядывать божий,
Вдруг там кто-то с хвостом и рогами?

Стала бабушка Яга в отношении
Христианства фанатична, неистова,
За религиозных чувств оскорбление
Мигом порчу наведёт или пристава.
Пятачок засунув в рот, три туза в рукав,
В храм с утра Яга ползёт, не позавтракав,
И не приведи господь, кто в присутствии
Проронит намёком хоть богохульствие!

Осеняясь, иконы целуя,
Под платком чёрным скрыв гнид и перхоть,
Вторит регенту вслух: - Аллилуйя!
Про себя ж: - На кого бы наехать?

Змей Горыныч себя в церкви почувствовал
Как измотанный корсар в мирной гавани,
На полуночнице часто присутствовал,
Не снимает с шей крестов даже в сауне.
Набивает жадно в пост овощным живот,
Обрубил под корень хвост, да не может вот
Распрощаться с конопли потреблением
И стать Троицы олицетворением.

Изо ртов, вместо огненной тучи,
То «Достойно есть», а то « Наш отче»
Вельзевула когда-то был круче,
Агнеца стал пасхального кротче.

Соловей-разбойник символом доброты
Признан горлицами, курами, дятлами.
Были щёки и кочан гладко выбриты,
А сегодня с бородою и патлами.
И при таинствах, и при крестном выносе
Заглушает его хрип хор на клиросе,
Литургии голосит во все лёгкие
В пониманье на Руси, ой не лёгкие.

А ведь может, и без напряженья,
Вызвать посвистом смерч и цунами,
Вызывая страх и уваженье,
Но свистеть не положено в храме.

По притонам и лечебницам лазая,
Неудачи принося и лишения,
Ощутило Лихо вдруг Одноглазое
К послушанию предрасположение.
Только посыпало зря пеплом голову -
Не нашло монастыря разнополого,
Лишь в какую-то пустынь малолюдную
Словно нищенку пустили приблудную.

Но затем, от епархии тихо,
Пьяным занесено протопопом
В лик святых Одноглазое Лихо,
Вместе со старшим братом Циклопом.

С почкования начав чуть заметного,
Благодать благоухает как клумба роз.
В меркантильного Кощея Бессмертного
Вдруг вселился маргинал Иисус Христос.
Жить совсем теперь не так он старается,
Не над златом чахнет, а им швыряется,
Прожигая часть бабла, придержите злость,
Исключительно на благотворительность.

Наливаясь жирком, хорошея,
Перепрятал иглу за божницу.
Список добрых деяний Кощея
Что ни день, то длинней на страницу

Дед Мороз, не подставной, а фактический,
Бывший более ста лет детских грёз плодом,
Оказался по легенде языческой
Нечто средним между Вием и господом.
Заходя то на шабаш, то на утренник,
С малолетства главный наш веры подрывник.
Стал, рискуя познакомиться с дуркою,
В храм заглядывать тайком со Снегуркою.

Для сугрева ему красный ватник,
Или чтоб в зимнем лесе не стоя?
Кто он, дедушка ей или папик?
Вероятно и то, и другое!

Шевеления светил чуть заметные
От зевак прикрыли тучи огромные,
Отмечают воскресение светлое,
Презирая карантин, силы тёмные.
Заполняют в Пасху храм жмоты с мотами,
Держит сирых прихожан за воротами
То желанье стать эмо, то прострация,
То гвоздика, та самоизоляция.

Не вникай в подковырки зоила,
В этом мире он только прохожий.
Ну и что, что нечистая сила?
Падший ангел, он тоже раб божий!
2018 – апрель 2020 г.

Оценки: отлично 0, хорошо 0, нормально 0, плохо 0, очень плохо 0



Рубрика произведения: Барды/шансон ~ Барды (авторская песня)
Количество рецензий: 0
Количество просмотров: 22
Опубликовано: 15.05.2020 в 13:53
© Copyright: Николай Голубев
Просмотреть профиль автора










1